Новости
News

Обо мне
About

Библиография Bibliography

Контакты
Contacts
     








Огасавара
Ogasavara

Ошима. часть 1,
Oshima part 1 ,
 часть 2
 part 2 
Ханамати. часть 1,
Xanamati part 1 ,
 часть 2
 part 2 
Таю. часть 1,
Tayu part 1 ,
 часть 2
 part 2 










ТАЮ. ЧАСТЬ 1

Часть 1, Часть 2

8 ноября. Здравствуй, любимый! Сегодняшняя встреча принесла столько новых впечатлений – разных и сложных, что, честно говоря, состояние такое, будто уронила калейдоскоп – и стеклышки со мной, и как в картинку собрать – пока не знаю. Итак, Сэкинэ-сан договорился о встрече с таю. Ты знаешь, конечно, что в старые времена так называли куртизанку высшего ранга. Обитали они также, в ханамати. Только, в отличие от гейш и майко, таю, помимо утонченного общения, чайной церемонии и прочих тонкостей, оказывали и иные услуги. Правда, доступ к ее искусствам был весьма ограниченным и под силу только обладателям очень толстых кошельков. А вот доступ к телу открывался не менее чем через три вечерних визита (разумеется, щедро оплаченных), в процессе которых таю должна была привыкнуть к клиенту и: либо согласиться, либо отказать ему в переходе на более близкие отношения:

Перед поездкой в Киото мне удалось в букинистике найти замечательный альбом старых фотографий конца 19 – начала 20 века. Там оказалась целая подборка по ханамати и в том числе – таю. Конечно, снять жизнь таю так близко, как гейко было невозможно. Таю были своего рода царицами и легендами ханамати. Спрятанные от посторонних глаз, они проводили свои дни за бамбуковыми шторками окия и только доносившийся нежный голос под звуки сямисэна да молва об их красоте создавали образ идеальной красавицы: Единственная возможность увидеть таю – это дорогостоящие одзашики или променады таю к храму, превращавшиеся в целый перформенс. Разодетые в великолепные одежды, с высокими прическами, оснащенными немыслимым количеством украшений, они горделиво выступали в сопровождении своих учениц-прислужниц – кабуро. Тут фотографы, конечно, не упускали случая запечатлеть эту фантастическую процессию. На черно-белых фотографиях целая эпоха: В 1957 году в Японии был издан указ о запрещении проституции и в ханамати остались только гейко и майко – их профессия предполагает исключительно красоту приема гостей. Представить, что сегодня я встречусь с легендой ханамати – таю – и во сне, конечно, присниться не могло.

Итак, в назначенное время я вынырнула из метро на указанной станции. Вокруг – многоэтажные дома, что совсем не вязалось с темой встречи. Стали закрадываться сомнения – действительно ли мы идем к таю? Наконец, появился Сэкинэ-сан и мы помчались куда-то в темноту. Петляя закоулками, мы очутились в каком-то странном месте: в лесу современной застройки удивительным образом затерялся квартал 17 столетия. Вдруг выросли огромные ворота с большой ивой и бумажными фонарями. На вывеске в слабом освещении мы разобрали надпись – квартал Симабара. Вот это да: тот самый квартал Симабара в Киото! Первые строения здесь возникли в 1589 году, а с 1641 года он стал специальным кварталом развлечений, где сосредоточились заведения с куртизанками и гейко. Произошло это после того, как столичный владелец публичного дома Сёдзи Дзинъэмон подал сёгуну Иэясу Токугава петицию, где предложил выделить для публичных домов отдельный городской квартал и свезти туда всех проституток. Не знаю, в каких канцеляриях эта бумага застряла, но реакции не последовало. Через пять лет предприниматель подал повторное прошение, и колесики бюрократической машины закрутились. Очевидно, там «наверху» поняли, что если явление нельзя перебороть, то его можно локализовать и контролировать. Так в 1617 году возник квартал Ёсивара в Эдо (ныне Токио), а вскоре, по приказу администрации Токугава были выделены земли под соответствующие нужды и в других крупных городах Японии.

Кстати, именно здесь, в Симабара, впервые в роли гейши выступила женщина, положив начало переосмыслению этой профессии в сторону большей артистичности и элегантности. Это произошло в 1751 году, а к концу века женщины полностью вытеснили мужчин из этой сферы бизнеса. Банкет образца 18- первой половины 19 века представлял собой собрание мужской компании, в центре которой восседала как царица – таю-сан, а гейко сновали между гостями, не оставляя без внимания никого, подливали сакэ, поддерживали беседу и т.д. В общем, на «подтанцовках». Чаще, конечно, банкеты проходили без таю (не всем по карману), и в этом случае гейши оказывались единственным и главным украшением вечера.

Невероятно, но ива у ворот все также растет! В прежние времена посетитель, покидая квартал, должен бросить прощальный взгляд на иву – как бы печалясь о расставании с возлюбленной. Нередко и сами кварталы называли «ивовыми»:

Для прогулки по таким достопримечательностям было темновато, но и без яркой иллюминации видно, что здесь есть уникальные памятники. Мы прошли мимо огромного дома, где проводились одзашики. Судя по табличке, ему уже 400 лет и на его территории расположен музей «Японская культура пира». Вот куда нужно обязательно попасть в следующий приезд в Киото!

Я не заметила домов с решетчатыми нижними этажами, где когда-то сидели, как в витрине обычные проститутки (юдзё). Таю, конечно, обитали совсем в других «теремах». По правилам ханамати таю полагались двухкомнатные апартаменты и две девочки-прислужницы, они же – ученицы:
Мы подошли к дому, из-за прикрытых дверей которого лился яркий свет, слышался громкий мужской хохот, несколько развязная речь. Заведеньице злачное, – подумала я, ускоряя шаги. «А нам сюда», – окликнул меня Сэкинэ и открыл дверь этого самого «заведеньица». «Сэкинэ-сан, ты уверен, что нам сюда?», – усомнилась я.

В этот момент вышла хозяйка и о чем-то быстро заговорила на кансайском диалекте. Непрерывно кланяясь, она открыла раздвижную дверь в боковую комнату с барной стойкой и высоко поднятым полом. (Сейчас во многих японских ресторанах так делают, чтобы посетитель сидел на циновках, как положено, но при этом ноги мог опустить вниз. Многие молодые японцы уже не могут сидеть на ногах, да и старичкам тяжеловато):

За стойкой жонглировал рюмочками и бутылочками мужчина средних лет. «Это менеджер таю-сан», – сообщил Сэкинэ и мы стали церемонно кланяться. Г-н менеджер продолжал жить своей жизнью за стойкой. Удостоив нас быстрым кивком, он рассказывал какой-то анекдот сидевшей компании мужчин, одетых, как в мундиры, в свои серые (цвета компьютерной мыши) офисные костюмы, белые, как анкета для приема на работу, рубашки с обязательными, незапоминающегося цвета галстуками. Рядом лежали их уставшие «дипломаты». Я мало поняла из сказанного г-ном менеджером, но гости реагировали каким-то преувеличенным смехом. Подлив сакэ клиентам он вернулся к нам и будто продолжил неизвестно когда начатый разговор: «:У нас всегда был этот дом. Здесь был окия с таю и гейшами. Моя бабушка была окасан (хозяйкой), так что я менеджер в ханамати уже в : цтом поколении (кажется, в 12-м): Сейчас я с гейко дел не имею. Только таю: «. Он снова направился к слегка приутихшей компании серых пиджаков. Через несколько секунд снова последовал взрыв хохота. Г-н менеджер что-то говорил, очень выразительно жестикулируя: Не могу понять, кого же он мне напоминает:

«Таю-сан скоро придет. У нее одзашики сегодня, у вас будет полчаса до начала банкета», – вдруг вывел меня из задумчивости голос г-на менеджера.

Продолжение следует

Часть 1, Часть 2

Оставить комментарий

 

 
Copyright