Новости
News

Обо мне
About

Библиография Bibliography

Контакты
Contacts
     








Огасавара
Ogasavara

Ошима. часть 1,
Oshima part 1 ,
 часть 2
 part 2 
Ханамати. часть 1,
Xanamati part 1 ,
 часть 2
 part 2 
Таю. часть 1,
Tayu part 1 ,
 часть 2
 part 2 










ТАЮ. ЧАСТЬ 2

Часть 1, Часть 2

Нам ничего не оставалось, как ждать. Наши соседи – «серые пиджаки» усиленно потребляли сакэ и не менее старательно хохотали по поводу каждой отпущенной г-ном менеджером шутки. «Японцы расслабляются – также организованно и сосредоточенно, как выполняют свою работу», – подумалось. Впрочем, скучать нам не пришлось. Г-н менеджер, ни на секунду не оставляя командования парадом бутылок и рюмок, продолжал нас просвещать: «Таю – это «императрицы» ханамати. Они принимали только буси (аристократов). С гейко-майко в никакое сравнение не идут. Таю – это высшая степень мастерства. Им сам император даже 5-й ранг пожаловал, такого ни одна гейша не была удостоена: «

Сэкинэ-сан потянулся за брошюркой, лежавшей на стойке. «Это я книжку написал», – пояснил г-н менеджер, – «Меня воспитывала бабушка, так что я вырос в этом окия, среди таю и гейко. Бабушка меня баловала как только могла:» Глаза его и голос потеплели при этих словах. Потом он тряхнул головой, словно сбросил воспоминания и продолжил в характерном слегка развязном тоне: «Бабушка много рассказывала о жизни в довоенной Симабара, и о предыдущих временах, все, что знала от своей матушки:Этому дому 400 лет, он и раньше славился своими тайдзин, а теперь нам и равных нет. Во всей Японии осталось всего 4 таю, и все они работают здесь!» – самодовольно подытожил г-н менеджер и снова направился к притихшим серым пиджакам. Нет, скучать он им не даст: через несколько секунд генерал бутылочного войска уже подливал клиентам сакэ и палил, как из пушки скабрезными каламбурами. Очевидно, он поставил перед собой задачу расслабить эту застегнутую на все пуговицы компанию и методично шел к этой цели. Не менее очевидно и то, что серые пиджаки поставили перед собой цель расслабиться и усердно демонстрировали волю к расслаблению. Воздух все более пропитывался парами подогретого сакэ, шутки становились все площе, а смех громче: Все-таки здорово, что я Сэкине уговорила остаться со мной на интервью, а то бы я не то что не выжила бы, но и, наверное, и войти в этот дом не рискнула бы.

«А как так получилось, что таю сохранились, если законом проституция запрещена?», – предвосхитил мой вопрос Сэкинэ-сан.
- Ой-ой, ой! Таю никогда и не была проституткой! Ну и спросил, а ты не знаешь, кто такие таю? Таю – это как высший ранг! Сначала майко, потом гейко, а потом – таю. Но только таю единицы становились. Ну, в прежние времена, конечно. Таю и искусством «весенних покоев владела», но сравнивать ее с ойран и тем более юдзё никак нельзя. Современные таю продают только искусство приема гостей. Кому нужна шлюха – так это не к нам, Киото – большой город, в нем все есть!
(Прямо как в Древней Греции: Г-н менеджер всю эту тираду произнес наиграно-базарным тоном, сопровождая свои слова ужимками. Вот оно! Вспомнила, кого он мне напоминает – гравюры Сяраку, изображавшие актеров театра Кабуки! Это стоит того, чтобы запечатлеть). Я достала фотоаппарат и навела объектив на нашего собеседника.

- Ах, нет-нет-нет, ах оставьте, я не таю, – пропел он томным женским голосом и ловко выхватил из-за пояса веер и закрыл им лицо. Насладившись произведенным эффектом, он закончил: «А если хотите меня фотографировать, обращайтесь в агентство Кабуки!»
Серые пиджаки загоготали.

Он продолжал: «А откуда у нас гостья?»
- Из Украины
- Ого! А где ты с ней познакомился?
- В Украине.
- Украина, это Чернобыль! Не подходи ко мне, ты заразный, я боюсь – закричал во все горло г-н менеджер и, комично переваливаясь с ноги на ногу, имитируя бегство на оперной сцене, направился снова к серым пиджакам. Те уже почти лежали от хохота.

Мы с Сэкинэ переглянулись. Я поняла, что он переживает за меня и обижен за Украину. Ужасно вдруг захотелось поставить на место этого болтуна, ну не склонна я к шуткам о Чернобыле. С другой стороны, мы здесь, чтобы взять материал. Здесь от него все зависит. Значит, сантименты в сторону и «фас»!
- В этом доме и раньше проводились одзашики?
- Нет, при моей бабушке здесь жили таю и гейши, а на одзашики они ходили в большой отяя – здесь недалеко. (перестал кривляться наконец-то). После того, как там сделали музей, достойных одзашики мест в Симабара я не вижу. Наши таю живут по своим домам, а сюда приходят работать, как раньше в отяя. Кроме того, наш дом поставлен в государственный реестр как национальное сокровище. Это значит, что переделывать тут ничего нельзя, поэтому современным требованиям к жилью он не отвечает. Проводить вечеринки здесь еще можно, но не более:
- Так здесь сохранился старинный интерьер?
- В полном объеме. После встречи с таю-сан вас проведут по дому, посмотрите:
Сзади послышался тихий звук раздвигаемой двери и шелест шелка. В комнате повеяло тонким ароматом лотоса: Мы обернулись и застыли от восторга: она: таю:настоящая:

Г-н менеджер вдруг перестал существовать, оставив, как чеширский кот, улыбку, предназначавшуюся нам, но так никем и не востребованную – мы уже были поглощены таю-сан. Перед нами стояла в роскошном фиолетовом утикаке, затканном золотым орнаментом еще довольно молодая женщина. Узел ее золотистого парчового пояса был завязан спереди, образуя форму сердца. Казалось, что она сошла со старинной гравюры или фотографии конца 19 века. Грим образовывал на лбу два ясных полукружия (пик Фудзи), верхняя губа не окрашена в красный цвет. Черные волосы умащены маслом, уложены в сложную прическу и украшены характерными для таю-сан шпильками с коралловыми подвесками и серебряными медальонами.

Три полоски не тонированной белилами кожи на шее, указывали на ее «взрослый» статус. В старые времена количество полос означало сексуальную зрелость: девушкам оставляли две полосы, прошедшим церемонию «мидзуагэ» и, таким образом, приобщившимся к тайнам «весенних покоев» – три. Сегодня «мидзуагэ» отошло в прошлое, о нем помнят разве что старожилы ханамати и этнографы, но традиция грима осталась. Теперь, правда, нанесение полос носит больше формальный характер, по возрастному признаку, независимо от реального сексуального опыта (или отсутствия такового).

Таю церемонно и с потрясающим чувством собственного достоинства поклонилась нам так, будто прочертила незримую, но ощутимую границу. Серые пиджаки затихли. После чего она медленно опустилась на циновки. Переливающийся шелк утикаке бесшумно лег правильным полукружием вокруг нее, она чуть приподняла подбородок, тихо звякнуло серебро заколок, словно театральный звонок, возвещающий о начале спектакля.
Она не была похожа на обычных японок, с не сходящей с лица и такой обаятельной улыбкой. Она не ловила взгляд собеседника, не стремилась предугадать, прочувствовать, прочесть желание или вопрос. Она вообще не стремилась: Ее выражение лица не было надменным, но к ней как нельзя лучше подходило определение, вложенное Львом Толстым в уста Пьера Безухова об Элен – «она не удостаивала нравиться»:
Она назвала свое имя в мире ханамати – Кисараги, но это уже не имело особого значения: она была настающей таю и вряд ли о ней можно было бы сказать больше. ..

Таю-сан сидела перед нами на циновках, излучая покой и умиротворение. Казалось, время замедлило ход, и нет за окном никакой спешки, никаких синусоидных графиков встреч и дел в блокноте, нет и не может быть ничего важнее человеческого общения:Кажется, беседа у нас получится.

- Как Вы считаете, в чем смысл искусства таю?
В глазах собеседницы на миг мелькнула тень удивления, быстро сменившаяся искоркой, тут же исчезнувшей в обволакивающем взгляде.

- В том, чтобы продать мечту:

Ее голос был тихим, мягким и сильным одновременно.

- Как изменилась профессия таю по сравнению с Эдосскими временами?
- Я не жила в эпоху Эдо, поэтому мне не с чем сравнивать.
- Как Вы стали таю?
- Как это обычно бывает в Японии. Меня сюда устроили знакомые и я училась у старшей таю. Чайную церемонию, танцы, музыку, икэбану я изучала еще в детстве, и здесь продолжила уже на новом уровне.
- У таю предполагается церемония дебюта?
- Нет, мисэдаши придумали гейши. Мы учимся у старшей таю до тех пор, пока она не скажет, что ты готова. Мы не можем ходить в полном облачении стажироваться к старшим – две таю на одном одзашики – многовато (улыбается). Но нам и не требуется столько времени, мы приходим сюда, не так как будущие майко – мы уже что-то умеем. Некоторые из нас в прошлом были гейшами.
(вообще-то в старые времена, дебют отмечался у камуро – учениц. Нужно будет о них спросить отдельно)
- Чем Вы занимаетесь в свободное время?
- Всем, что не связано с моей профессией. Нельзя замыкаться в одних рамках. Поэтому читаю книги, газеты, смотрю телевизор, иногда выхожу на прогулку:
- Ваша работа начинается с 18.00. Сколько времени занимает подготовка к работе – одевание, прическа, макияж?
- Час на прическу, час на одевание и час на макияж. И еще пару часов на дорогу – доехать до парикмахерской и приехать в Симабара.
- Т.е. с обеда Вы уже себе не принадлежите. Сколько же времени остается для себя?
- Очень мало. Почти не остается.
- У Вас есть мечта?
(задумалась)
- Да. Завести семью. Во всяком случае, я бы этого очень хотела.
- Я читала, что раньше, в знак преданности мужу жены аристократов выбивали себе передние зубы. Позднее этот обычай был заменен чернением зубов. У Вас черненые зубы, значит ли это?…
- Это не совсем так. Черный – не меняющийся цвет, и, действительно, в раннем средневековье черные зубы считались знаком верности. Но со временем все придворные, не только женщины, но и мужчины, и дети стали чернить зубы – нельзя было иначе предстать перед императором.
После того, как Япония вступила на путь модернизации, императрица впервые вышла на люди с нечернеными зубами, за ней и все окружение, а затем и вся страна отказались от этой процедуры. Таю сохранили этот обычай.

(Вообще-то сначала был указ от 1870 года о запрещении чернения зубов – очень японцы стремились соответствовать мировому сообществу. Но указ не помог. Только личный пример императрицы, вышедшей в 1873 году с неокрашенными зубами, положил начало угасанию традиции).

- Я вижу, что в отличие от гейко, Вы пояс завязываете спереди, а не на спине. С чем это связано?
- Надеюсь, Вы таю не путаете с ойран (проституткой). Некоторые пишут, что спереди узел завязывали проститутки, чтобы легче и быстрее можно было раздеваться. Это не так. Узел спереди – привилегия аристократов. Когда спереди огромный бант – работать невозможно – и бант мешает, и руки полагается держать под бантом. На спине узел завязывали служанки или обычные женщины – в повседневной жизни узел на спине практичнее. Но в Симабара клиенты приходят не за повседневностью, поэтому мы завязываем самый высокий уровень завязывания оби, демонстрируя, таким образом, уважение к клиенту.
- Японцы обычно не показывают обнаженных ног – все носят таби (носки с выделенным пальцем) или колготы, если европейская одежда. А почему таю всегда босые?
- Мы таким образом проявляем уважение к клиенту. Таю – это очень высокий ранг и клиенты, особенно новички, теряются при виде таю. Поэтому как бы ни был великолепен костюм, таю всегда босиком, чтобы таким образом «поставить себя чуть ниже» перед клиентом.
(интересно как: сначала возвыситься на высоких котурнах, и тут же «занизить» себя босыми ногами! Особенно, если учесть, что босиком могли ходить только крестьяне или служанки, выполняя грязную работу, то ниже «занизить» себя невозможно)
- Можете прокомментировать свои заколки?
- Поперечная канзаси, которую носят все без исключения в ханамати., современная. А вот шпильки с коралловыми подвесками – это эпоха Эдо.
- Кроме утроенного количества шпилек, чем еще отличается прическа таю?
- Еще мы носим шелковые кисти – это знак благопожелания в Азии. (Таю повернулась спиной, чтобы мы могли рассмотреть сложную конструкцию сзади). Во время праздников мы используем дополнительные украшения – цветы, плетение мидзухики и т.д.
- Гейко и майко для приема гостей одевают кимоно, а таю – утикаке. С чем это связано?
- Таю, как Вы уже знаете, имели 5 ранг, это самое высокое положение в иерархии ханамати. Поэтому таю всегда одевали одежду самого высокого уровня. Утикакэ в обычной жизни не увидишь, его одевает только императрица во время официальных церемоний или невеста. Все, что надето на таю – это высший уровень вещи и высший уровень одевания. Оби мы повязываем спереди и узлом в форме сердца, показывая, таким образом, гостю отношение к нему. Одежда в Японии – это способ выразить уважение.

- А как бы Вы объяснили загиб воротника, будто немножко вывернутого наизнанку?
- Это тоже проявление уважения (улыбается). Таю одета как императрица, но все-таки она существует для гостей, а не над гостями:
(Как это по-японски! Использовать высочайший стасус одежды, а потом чуть-чуть нарушить: Контраст сияющего великолепия, умопомрачительного богатства и крайнего смирения: В золоте и босиком!)

- Cейчас в фотографиях променадов таю можно видеть девочек камуро. Они являются ученицами?
- Нет, конечно, поскольку есть закон об обязательном окончании 9 классов. Но есть традиция и мы ее стараемся сохранить. Поэтому роль камуро в процессиях таю обычно исполняют дети знакомых:Им это приносит удовольствие – они чувствуют себя маленькими звездами (улыбается).
- Вы сказали – не путать таю с ойран. А что Вы делаете, если клиент не знает этой разницы? Ведь бывает такое?
- Бывает: (ее глаза слегка затуманились) В таких случаях я думаю о том, что у него другое мировоззрение: Вы, наверное, хотели фотографировать?

Она поднялась, позволяя сфотографировать себя в полный рост, демонстрируя великолепие своего наряда и одновременно мягко давая понять, что аудиенция подходит к финалу:За перегородкой уже были слышны мужские голоса – пожаловали гости на одзашики. Таю церемонно поклонилась и исчезла в проеме двери, оставив за собой лишь едва уловимый запах лотоса:

Сейчас гостям будут показывать дом, можете присоединиться, – г-н менеджер снова занял пост главнокомандующего. Мы, естественно, не упустили такой возможности, и вышли в полутемный коридор. Там уже стояло несколько человек солидного возраста, скорее всего чиновники высокого ранга. Маленькая старушка, одетая в кимоно самым тщательным и идеальным образом (живой укор горе-одевальщикам в фильме «Мемуары гейши») повела нас по широкой лестнице наверх. Она очень умело вела экскурсию, довольно быстро «напичкивая» информацией гостей. В очередной раз удивилась и порадовалась за японцев: вот пришли толстосумы «расслабиться», но ни за что не упустят возможность узнать что-то новое. И хотя их внизу ожидают сакэ, изысканные яства и красавица-таю, они, как школьники, послушно и почтительно внимают каждому слову старушки, гуськом продвигаясь из одной комнаты в другую.

Дом – действительно, культурное достояние. Надо сказать, что не только по эдосским временам, но и сегодня это очень богато. Несколько просторных комнат, застеленных циновками (для приема гостей хозяйки дома, для занятий таю), спальные комнаты, просторная кухня и, конечно же, небольшой сад: В большой комнате на раздвижных дверях – изображения зонтов. Старинная роспись. Я ее помню по фотографиям с таю конца 19 века. Значит, они были сделаны здесь, в этом доме: В нише токонома – свиток с изумительной каллиграфией, ваза и, конечно, икэбана:

Заскрипела старая лестница: экскурсия закончилась и преисполненные осознания уникальности происходящего, высокопоставленные гости торжественно направились в комнату для одзашики. Мы спустились в бар – раскланяться с г-ном менеджером. Серые пиджаки уже были без пиджаков, они вновь принялись усердно пить сакэ и громко смеяться. Мы купили у г-на менеджера его книжку о Симабара и стали прощаться.
«Скоро таю пойдут в храм, приходите посмотреть, это очень зрелищно» – вполне серьезным тоном пригласил нас г-н менеджер и тут же тоненьким голоском пропищал: «И смотрите, пишите там о нас хорошо!». Из прорези веера выглядывал его хитро сощуренный глаз. Пиджаки снова захохотали:

Вернувшись домой, «прокручивая ленту» этого вечера, перелистала книжку. На одной из страниц – большой портрет актера театра Кабуки. Одетый в женское кимоно, манерно держа веер, хитро прищурившись, на меня смотрел г-н менеджер. Вот так-так! Так мы сегодня еще и порцию Кабуки получили!

Часть 1, Часть 2

Один комментарий на “ТАЮ. ЧАСТЬ 2”

 
 
 

Оставить комментарий

 

 
Copyright