Новости
News

Обо мне
About

Библиография Bibliography

Контакты
Contacts
     








Огасавара
Ogasavara

Ошима. часть 1,
Oshima part 1 ,
 часть 2
 part 2 
Ханамати. часть 1,
Xanamati part 1 ,
 часть 2
 part 2 
Таю. часть 1,
Tayu part 1 ,
 часть 2
 part 2 










ХАНАМАТИ. ЧАСТЬ 1


Часть 1, Часть 2

6 ноября. Здравствуй, любимый! У каждого храма сейчас выставки хризантем – от миниатюрных, почти бонсай, до огромных, величиной с голову – еще один национальный вид спорта: Настроение дождливое – приближается день рождения, и я не услышу ни Твоего голоса, ни шушуканья девочек за дверью (ну как же – сюрприз!), ни телефонных звонков: И, хотя я здесь не страдаю от чужого языкового фона, в день рождения почему-то хочется: Хочется, чтобы окликнули домашним именем, хочется маминого «наполеона», ах, боже мой, как хочется всех этих милых глупостей, хочется-хочется-хочется:

И все-таки подарок мне на день рождения получился: позвонил наш общий друг Сэкинэ-сан, журналист из «Асахи» и сообщил сногсшибательную новость – ему удалось организовать для меня встречу с майко и таю: Ты, конечно, знаешь, что это для меня значит! Столько лет с разных сторон подходить к этой теме, дважды побывать в Киото и лишь издали видеть, как выпархивают из мерседесов в роскошных кимоно с густо набеленными лицами гейко и в мгновение ока скрываются за занавесками норэн:И вот: Вот уж, действительно, подарок!

7 ноября. Оставив гостеприимный Идзумо, лечу на «шинкансэне»* в Киото. Город встретил забитыми до отказа гостиницами, толпами школьников и студентов – началась пора алых кленов, и японцы потянулись в Киото, любоваться. К счастью, удалось найти пристанище у друзей моих друзей – прекрасные циновки в офисе со спальным мешком в придачу, а главное, это очень близко к кварталу Гион, где находятся общины гейш** – одному из самых старых кварталов развлечений в Киото.

Перед встречей прошлась по Гиону – все-таки осенью я здесь никогда не бывала. Свернув с большого проспекта с его многоэтажными хай-течными офисами и магазинами на Гион-кона, как будто совершила скачок во времени. Передо мной развернулась старая застройка – деревянные домики с решетчатыми окнами и закрытыми бамбуковыми шторками. За ними – скрытая от посторонних глаз жизнь обитателей ханамати. Хана – цветок, мати – квартал, т.е. Цветочные кварталы – так именовали в прежние времена этот район ночных развлечений.
Обычно я сюда попадала вечером, теперь могу хорошенько рассмотреть этот заповедный район, где в многочисленных окия*** уже более 300 лет живут гейши. Пожалуй, только в Киото, единственном городе во всей Японии, сохранился не только целиком весь квартал, но и сам принцип его жизни. И гейши, и молодые ученицы-майко – здесь живут в общинах. Оторванные от всего остального мира, они 24 часа в сутки находятся в этой атмосфере искусства и изысканной красоты:

Еще нет и полудня, квартал медленно просыпается. Пока только обслуга на ногах: то из магазина посыльный с красивыми упаковками, перевязанными ленточками нырнет в дверной проем, то из ресторана разносчик подъедет на велосипеде, многообещающе позвякивая многочисленными судками, из-под крышечек которых сочится пар: вкусный пар:

Осень в Гионе почти неощутима. Для большей части улиц – лысых (в смысле зеленых насаждений) время года определяется исключительно по нарядам его обитательниц. Сезонные заколки в волосах, узоры на кимоно и широком поясе оби лучше всякого календаря напомнят, какой месяц на дворе. Сейчас, когда царствуют золотые и алые клены, прически майко украшаются заколкой в виде свисающих гирлянд кленовых листочков, а на расписных кимоно переливаются все краски осени. Иногда по костюму можно установить и более точную дату. На улицах появились процессии гейко и майко в официальных кимоно с гербами – значит, за окном 31 декабря – время нанесения визитов в чайные дома с благодарностью и просьбой оказывать и далее свое расположение. Сверкающие золотистые колоски в волосах с маленьким белоснежным голубем – Новый год! Если, конечно, внимательнее присмотреться, то по новогодней заколке можно и еще кое-что узнать. Если у голубя два зрачка закрашены – значит, барышня встретила своего суженого и тогда становится понятным, почему идущие навстречу гейко из соседнего окия, бросив взгляд на заколку коллеги, весело захлопали в ладоши (Але-але-але:):

А вот и знаменитый дом в Гионе – «Итирики»: живое напоминание о 47 преданных ронинах, отомстивших за смерть своего господина и выполнивших обряд сэппуку. Именно здесь день-деньской пропадал в окружении гейко предводитель мстителей Оиси Кураносукэ, создавая себе имидж завзятого гуляки, не помышляющего о мщении. Сюда же к нему тайно наведывались посланцы от остальных участников тайного плана: Неудивительно, что революция Мэйдзи тоже готовилась в ханамати – традиция здесь такая:

Сегодня в Итирики не просто проводятся одзашики – банкеты, обслуживанием которых, собственно, и занимаются гейши. Здесь начинаются их творческие биографии. В «Итирики» проводится церемония мисэдаши, попросту говоря, дебют, первый выход майко**** в мир ханамати. Начинающая майко приходит сюда в сопровождении «оне-сан»(старшей сестры) – гейши-наставницы. Первые пять дней работы майко считаются дебютными. И это особое событие не только в ее жизни, но и в жизни всего квартала. Дебютантку уже за несколько часов до выхода караулят фотографы, завсегдатаи ханамати, меняют траекторию движения и туристы: Есть же на что посмотреть! Черепаховые гребни и заколки (т.н. чирикан) майко одевает только один раз в жизни – в дни дебюта. Стоят они безумно дорого и обычно комплект «чирикан» является собственностью общины. Все, что надето на майко – это только авторские вещи, изготовленные вручную, поэтому вся она – как живое произведение искусства. Ивасаки – героиня скандально известных мемуаров, в своей собственной книге писала, что ее пояс к дебюту ткали в мастерской три года:

Жаль, что на дебют мне не попасть, да и посетить одзашики не придется. Здесь не все решается деньгами, это очень закрытый мир и стать клиентом одного из домов в ханамати – нужны серьезные рекомендации. Это скорее похоже на клуб закрытого типа. Впрочем, наш друг нашел и рекомендателя, но: сам знаешь, чего вечно не хватает исследователю, отправляющегося в экспедицию за свои кровные. Сэкинэ-сан, все-таки нашел способ устроить мне бесплатную встречу с двумя майко на нейтральной территории. Сегодня вечером очередной концерт в Гион-театре и во время антракта у меня будет 15 минут в гримерке.

Пополнив свою коллекцию фотосъёмкой архитектуры, успела забежать «домой» за подарками и – в Гион-театр. Уже стемнело и весь Гион сиял праздничными огнями. На углу ожидал Сэкинэ-сан. Он сильно похудел, вернувшись в Японию. Да уж, тяжела и неказиста жизнь японского журналиста: Встреча была радостной и кратковременной. Ты же знаешь, что в «Асахи» нет понятия «рабочий день»: Сэкинэ спешил на очередную явку в Осака. Почти на бегу он совал мне в руки пакеты с подобранной информацией и скороговоркой объяснял, кто нами будет заниматься и кто главный в сегодняшней акции, и как важно соблюсти все формулы этикета: (Ну да, Киото славится своей изощренностью в этих вопросах, а Гион – это «тройной Киото», господи помоги!). Уже в вестибюле мы притормозили, важно было отдышаться, привести себя в порядок и «с правильным лицом» представиться Ямадзаки-сан – управляющему по делам майко. «Здесь от него все зависит»:

В вестибюль вышел сухощавый, подтянутый мужчина возраста: старше среднего. «Это он», – шепнул Сэкинэ и мы, кланяясь и одновременно продвигаясь к нему, хором затянули: «Сумимассэээээн:Комба ва:» (извините: добрый вечер:). Потом последовал обмен визитками. Мне удалось одновременно левой рукой принять его карточку, а правой подать свою, быстро произвести смену рук и уже двумя руками ритуально-торжественно поднести его карточку на уровень лба и в глубоком поклоне закончить обряд знакомства финальным «аригато годзаэмааааассс». Следующий акт – вручение подарка. На этот раз я взяла сембэй из храма Идзумо Тайся, это далековато от Киото. Сопроводив коробку словами «Мы только что вернулись из Идзумо, все боги уже там собрались, и мы решили привезти Вам маленький кусочек этого праздника», снова застыла в поклоне: Ямадзаки-сан расплылся в улыбке (культурный человек, оценил по достоинству наш ход) и в ответ уже к нам плыли красивые каталоги ханамати на 2009 год: Мы снова раскланиваемся. (Первый раз ощутила удовольствие от японского этикета. Сладость – именно в виртуозности его исполнения. Это как в знаменитом диалоге «Мимино» – если ты будешь доволен, то я буду доволен, и так тебя довезу, что ты еще больше будешь доволен):

Ямадзаки-сан переходит к делу: Сейчас начнется концерт – майко-сан в нем принимают участие, я Вас приглашаю в зал, а в перерыве я Вас жду в фойе – пойдем в гримерку и Вы сможете задать интересующие Вас вопросы»:

В Гион-театре шла стандартная программа – своеобразный микс для иностранцев – по 10 минут игра на кото, танец Бунраку, сцена из кёгэн, кукольного спектакля, икэбана и танец майко-сан. Я уже эту программу видела три года назад, но было интересно посмотреть, как будут исполнять танец майко, с которыми предстоит беседовать. Обычно в этом концерте исполняется старинный танец – самый, что ни на есть традиционный для ханамати. Он исполняется почти на одном месте (пространство к комнате для банкета ограниченное) и выражает тоску о любимом.

На сцену вышли две майко-сан в цветастых кимоно с длинным рукавом. Судя по красным воротничкам с крупными, вышитыми белым шелком цветами, барышни уже не новички в профессии, но и гейко они станут еще, явно, не завтра. Чем ближе к переходу в новый статус, тем гуще белая вышивка и меньше остается красного фона. Всего майко меняет пять накладных воротничков. Последний – белый, одевается во время церемонии эрикаэ и означает переход майко в гейши: В сдержанных движениях майко какая-то своя особая прелесть – и достоинство, и смирение, и трогательная беззащитность:

Занавес опустился и мы поспешили к выходу. Господин Ямадзаки провел нас в гримерку, там уже сидели две майко. Вблизи они казались чем-то неправдоподобно прекрасным в своих расписных шелковых кимоно, опоясанные широкими парчовыми поясами с вышитыми внизу личными гербами. Украшенные изумительными заколками, сияя шелками, они больше напоминали цветы:

Прим.:
* шинкансэн – скоростной поезд.
** гейша – от яп. Гейко – человек искусства. Профессия гейко – неотъемлимый элемент японской культуры банкета (одзашики). Гейко встречает клиентов, ухаживает за ними, развлекает беседой.
*** дом, где живут гейши, закрыт для посторонних. Прием клиентов проводится в специальных чайных домах, по сути – ресторанах (отяя).
**** майко – человек танца, ученица гейши. Присутствует на одзашики, ее функции ограничиваются танцем. Посещая одзашики вместе со «старшей сестрой», учится тонкостям этикета и приема гостей.

Часть 1, Часть 2

Комментарии (2) на “ХАНАМАТИ. ЧАСТЬ 1”

 
 

Пробежавшись по материалу ,могу наверное как и многие сказать:» Япония — это ооочень другая планета,непостижимая и прекрасная ….»

Бачурин Александр:

Удивительная дисциплина у женщин, удивительная красота и грациозность! Светочка, Вы очень много делаете для развития культуры!

 

Оставить комментарий

 

 
Copyright