Новости
News

Обо мне
About

Библиография Bibliography

Контакты
Contacts
     


















Японский вояж. Часть 1

28 Март 2011 20:52

После часов-дней-месяцев, проведенных под монитором – экспедиция!Конференция в Осака послужила хорошим поводом для нового вояжа.

Землетрясение несколько изменило маршрут,  и финальным пунктом вместо острова Хачиджоджима на архипелаге Идзу стали «японские Альпы» – Хида-Такаяма .

21. 03.   Киев-Истамбул-Осака.

Перелет из Киева в Истамбул.  »Турецкие авиалинии» – вполне сносный самолет, приятный легкий ужин со множеством зелени.


Давно не летала, хотелось поговорить с кем-нибудь, чтобы сердце не «ухало» от каждой «воздушной ямы».  Сосед слева от меня – очень восточной наружности – читал газету на турецком. Может и к лучшему – подумалось: займусь чтением доклада на английском…

Пилоты, постепенно снижаясь,  посадили самолет легко, я бы даже сказала деликатно. Даже уши не заложило. «Жизнь прекрасна!» – не удержалась я от восклицания. В этот момент мой турецкий сосед мне зааплодировал)))

Впереди еще 10 часов полета. Салон самолета «Истамбул-Осака» был полупуст, несмотря на сокращение рейсов в Японию.  Сказалась работа СМИ, нарисовавших такую апокалиптическую  картинку Японии, что даже продавец из истамбульского Tax-free, где я покупала турецкую керамику для моих японских ока-сан, прочитав на транзитом билете «Осака», покачал головой и вдруг четко по-русски произнес: «Зачем?»  …

Ну этот вопрос, мягко скажем, не нов)))) Я уж и на родине наслушалась…

22.02.  Коннитива, Ниппон!

Осака встретила порывистым ветром, ярким солнцем, громким говором, обильно-сытной едой, цветущими камелиями и еще чем-то замысловато-ботаническим… Но все же атмосферу города, во всех смыслах, определяет цветущая криптомерия.  Вообще-то цветет она в горах, но непонятным мне образом воздух японских городов ею наполняется и японцы дружно надевают маски.

Правда, конечно, и то, что количество людей в масках не эквивалентно количеству алергетиков, здесь и сезонные простуды, и не только желание не подхватить вирус, но и в большей степени – не беспокоить других…

Токио в этом смысле еще более «замаскированный» город. В одном и переходов метро я даже увидела плакат с подписью «маска – этикет взрослого».

Что же, с этим трудно не согласиться — через время начинаешь ощущать себя не очень полноценно без маски, может даже несколько нагловато. Вот ведь все люди как люди, закрылись повязкой и таким образом смиренно не только хранят свой насморк при себе, но и дыхание, и слова… А  безмасочные вроде как больше прав себе присвоили, нехорошо…

24.02. Истории об истории…

После конференции на Международном академическом форуме удалось совершить кросс по музеям.

Исторический музей впечатлил и архитектурой, и экспозицией, и общей печатью качества и заботы. О бюджете музея красноречиво заявляет уже его фасад (на фото 2 огромных здания с полусферическим входом посередине. Одна высотка с полусферой – это и есть музей, вторая -империя ТВ).  Как не без гордости несколько раз повторила одна из музейных смотрительниц – музей был очень разрушен после войны, но горожане собрали больше половины необходимой суммы на восстановление музея.

Ну да, здравствуй, Осака! – город купеческий, город богатый, город гоноровый!

Обожаю исторические музеи в Японии. Здесь всегда интересно, поскольку история представляется не только серией битв и документов, но и жизнью и бытом, тем, что принято называть структурами повседневности.

Объективности ради надо отметить, что осакских музейщиков интересует не вся повседневность.

Кроме археологии здесь всего 3 периода представлены, как несложно догадаться, те, что связаны с подъемом Осака. Но зато как представлены!

Первая посвящена периоду Нара (там, где сейчас находится музей — в эпоху Нара находился дворец императора).

Поэтому зал представляет собой образ пространства императорского дворца, а именно — тронный зал.

В центре зала – занавеси, за которым Сын Неба, а слева и справа – процессии приближенных – придворных высших рангов.

Особенно впечатляет группа женщин с веерами на высоких шестах.

Не успела я подумать «почему на шестах?», как освещение изменилось и фигуры в экспозиции стали выглядеть совсем по-иному… Мистическая игра света и тени, шелка и газовых тканей, открытого и сокрытого…

Шторы на окнах опустились и на большом экране пошел фильм – реконструкция приема у императора. Вот похожий зал, вот идут  ритуальным шагом придворные дамы…

Вот  Сын Неба выходит из-за шторки, и приближенные дамы наклоняют шесты: множество вееров создают экран, за которым можно увидеть только силуэт (нельзя видеть лицо императора, как впрочем и слышать его голос).

После окончания фильма шторы поднимаются, меняется свет  и процессия дам эпохи Нара снова превращается в группу манекенов в исторических одеждах…

Следующая экспозиция – эпоха Эдо.  А как же иначе – второй расцвет Осака! Экспозиция построена совсем в другом стиле.

Экспозиция напоминает театральные декорации, выполненные в духе цветных эстампов укиё-э.

Раз уж  Осака со времен Эдо славится кукольным театром, то и все объекты поданы в контексте декораций как в кукольном театре.

, и возле каждого из них — экран, на котором, как только подходит зритель, появляется кукла в образе «экскурсовода» и рассказывает соответствующую часть экскурсии.

Это короткие видеоролики в духе анимэ, но в стиле гравюры укиё-э, динамичные и с содержательным и остроумным текстом.

Третья экспозиция — Осака в 1930-е годы, новый экономический подъем.  Здесь наглядно представлен процесс модернизации Японии, та удивительная смесь традиционного способа жизни и современных технических достижений, которые и составляют особый аромат эпохи Тайсё и ранней Сьова.

В экспозиции — традиционные и новые материальные объекты – но все в натуральную величину. Все, что ненастоящее, моделированное – выполнено из белого гипса — так достигается полнота картины, но без обмана — настоящее есть настоящее, а муляж – это муляж.

Зал представляет пеструю мозаику из сценок-картинок Японии 30-х годов.

Здесь и ремесленные,  и продуктовые лавочки;  метро, и телефонные будки…

Очень характерны такие сопоставления, как старая женщина, шьющая кимоно и девочка, засмотревшаяся на витрину с европейским платьем… Порадовал и кабинет интелектуала с украшающим интерьер окимоно…

И, конечно, Кабуки, с вполне символической группой из трех поколений: старики неспешно рассматривают афишу, стараясь впитать все составляющие этого праздника. Их дочь, одетая в красивое кимоно как бы рядом с ними, но ее  мысли и чувства — с бегающим сынишкой в школьной форме европейского образца, которому уже неинтересен Кабуки…

Музеи в Японии закрываются рано, а теперь – еще раньше, чем обычно: экономия электроэнергии. Поэтому поход в этнографический пришлось перенести на следующий день.

Постигать же особенности японского художественного мышления можно где угодно, хоть на улице. Для этого не обязательно все время ходить, задрав голову. Можно (и нужно) и под ноги смотреть хотя бы иногда и тогда откроется еще одна интересная тема – канализационные люки.  Так выглядят люки в Осака. Вообще, нужно сказать, что канализационные люки и почтовые штемпели в каждой префектуре разные, и они стоят внимания, честное слово!

Конечно, сложно говорить о «красоте города» в отношении японских городов.  Японцы очень чувствительны к ближнему пространству и абсолютно безразличны – к публичному. Поэтому городская среда – скорее конгломерат дискретных островков жизни. торговли, работы… Осака – не исключение…

Со временем к этому привыкаешь и начинаешь двигаться по Японии японообразно, обращая внимание лишь на отдельные сюжеты, смакуя детали, присматриваясь, принюхиваясь, прикусывая то тут, то там пробуя на вкус «местную еду»…

Пробовать «местную еду» — это особый аттракцион. Это и вежливость, и важнейшая составляющая туризма: в каждом местечке есть свое, особое блюдо, которое готовят только здесь. Поэтому нужно быть совсем отмороженным гайдзином, чтобы не поинтересоваться а магазине или ресторане – а какой едой славится эта местность?

К сожалению, самое местное я забыла сфотографировать. Но в целом Осакская кухня, действительно, отличается – здесь любят готовить слоями и много жареного… Конечно, можно найти и традиционные сашими из местной рыбы…

25.02. Этнографический музей  и Мингейкан.

Теперь  марш-бросок в Этнографический. То, что пришлось там увидеть – грандиозно. Для этнографического музея отвели одно из помещений на территории ЭКСПО (в какие-то 70-е гг).  Музей этнографии Петра Великого или Мюнхенский ни в какое сравнение не идут.

Фантастические коллекции, прекрасные экспозиции и… села батарейка, вторая оказалось, умерла насовсем, подзарядка сломалась и ни в одном пока магазине к моему японскому не-копеечному кэннону найти ее не можем…

Пришлось воспользоваться убитой мыльницей и похоронить желание снимать… Несколько кадров все же выжать из экспозиции можно.

Конечно. весь музей за оставшееся от конференции время освоить нереально – пришлось ограничиться Японией. Но, на пути у цели, то слева, то справа по борту открывались фантастические экспозиции музыкальных инструментов, по мере приближения к которым можно было слышать звук каждого из них… натуральные хаты, огромные залы с экспозицией текстиля на сложных, почти театральных конструкциях, напомнивших поэтику харьковского конструктивизма…

Японская экспозиция в большей мере представляла айнов с натуральными домами, утварью, одеждой, ножами, трубками и прочими важными мелочами. Собственно Япония представлена ритуалами и праздниками – масштабно и качественно. Увы, в основном все осталась в глазах и памяти…

В этнографическом прекрасная библиотека. А еще потрясло количество кабинок для просмотра отцифрованных видеоматериалов по этнографии народов мира. Сразу с грустью вспомнились судьбы наших материалов, собранных усилиями различных экспедиций, необработанные и умирающие в архивах, фондах, метод.кабинетах. Спрашивается, а зачем собирали… Здесь же ничто не пропало, еще и материалы хранятся не у архивной бабы яги, а широко доступны. Сидят и смотрят записи старых обрядов или подробности шелководства – от школьников до пенсионеров. Все сделано для того, чтобы каждый мог реализовать свое абсолютно человеческое желание и право знать больше, чем теперь…
И в завершение посетителя ожидают такие приятные моменты, как магазин с настоящими аутентичными вещами. Вот где я надолго зависла, не в силах разорваться между сногсшибательным африканским текстилем и каким-то парагвайским (если не ошибаюсь) музыкальным инструментом, издающим звук, напоминающий шум дождя…
И, конечно, ресторан, где готовят ТОЛЬКО классические блюда представленных в музее  стран мира.  Я еще только три дня в Японии,  другие страны меня сейчас мало волнуют, поэтому предпочла японский обед. Опять же, в научных целях важно зафиксировать, что же считается традиционным обедом.
Напротив этнографического — музей мингей (народного искусства).
Это просто подарок для меня, ведь токийский Мингейкан, куда планировала сзодить по приезду в Токио, как я узнала из  инета, сейчас закрыт и откроется  после моего отъезда.
Прекрасные работы Сэридзава, замечательные текстиль и керамика, но, увы, без права съемки.
Очень довольна этим посещением, так как поняла, что Сэридзава понимал под мигейкан. Это не народное ремесло, каким оно было в массе. Его хорошо демонстрирует музей этнографии. А мингейкан по Сэридзава – это профессиональная работа в крестьянских жанрах, материалах и формах.
После музея – пробег по парковой зоне, которая представляет сжатый конспект искусства сада.  Здесь последовательно сменяют друг друга сады Хэайн, Муромати, Эдо, Мэйдзи и до сегодняшнего дня.

И, конечно, парад камелий – различных видов, форм, расцветок… Это, конечно, не тысяча сортов как на Идзу-Ошима, но для моих глаз, убитых монитором и серым харьковским мартом — вполне праздник!

Изрядно промерзла под негреющим солнцем, но зато от души оценила безумно-нерациональное цветение, наверное даже не так – взрыв нежности сливы на холодном ветру… Блики солнца, озябшие пальцы и тонкий, едва слышный  аромат сливы… Метафора поздней любви – ой не зря…

26.03.  Токио.

Утро сначала как-то не задалось: планировала шинкансеном быстро домчать в Токио – та в 14.00 мой доклад на общественном форуме, а тут выяснилось, что японские деньги  закончились, а поменять-то их негде! В Японии нет свободного обмена валюты, только в банк «додзо»,  а сегодня-то суббота!

Дальше веселее – шинкансеновские кассы не видят ни одну из моих карт. Пришлось искать гостиницу поблизости – единственное место, где можно поменять деньги, но чаще всего – ограниченную сумму и только для тех, кто там проживает… Наконец, повезло, и вот уже платформа со скоростным поездом и кланяющимися проводниками в красивых униформах и неизменных белых перчатках… За окном замелькали  фабричные сооружения, старые и новые застройки, потом появятся рисовые поля…

Кондуктор уже отметил билет, отрапортовав при этом бодрым «Хай, годзаэмаааас!»

Можно наконец-то расслабиться и съесть свой заслуженный бенто – еда в дорогу – предмет моего неустанного восхищения очередным проявлением умения японцев создавать удобства…

Несмотря на утренние метания, в Токио появилась вовремя и даже успела осмотреться в пространстве, где должен был проходить форум.  Это оказалась арт-галерея в престижном районе Токио – Акасака. По вполне не странному совпадению я перед отъездом смотрела винтажные фото Акасака 1890-1900-х гг.  В галерее оказалось много хорошей добротной живописи, но мое внимание привлекли эстампы – вот не ожидала – Акира Куросова!

Докладчиками были Иссики-сэнсэй и я. Чиэко переводила мой доклад в актуальном режиме, и надо сказать, ей пришлось нелегко: я в последний момент изменила тему и содержание доклада – ну вот так подействовала арт-обстановка в галерее…

Атмосфера на форуме была очень дружественная и доклад был встречен с пониманием и я бы сказвла, с каким0то особым воодушевлением.

Надо сказать, что приглашение выступить с докладом на форуме

«Жизнь и красота» я получила от своих токийский друзей в ответ на мое тревожное письмо сразу же после сообщения об ужасном землетрясении.   Вот тогда я поняла, что я точно поеду в Японию, раз мои друзья считают, что самое время поразмышлять о жизни и красоте…  Ото-сан, Иссики-сэнсэй, я Вами горжусь…

27.03.  Искусство, музыка и Кёгэн в одном, отдельно взятом токийском доме

На следующий день мы встречались дома у Иссики-сэнсэй.  В гостях был известный музыкант, который вчера присутствовал на форуме. Согласно традиции, сначала – обмен подарками. С «украинской стороны», как всегда, конфеты. Мои японские друзья одарили меня радостями искусства: чайными чашками и хаори с нотами на рукавах… такого узора я еще не встречала!

Я презентовала книгу по окимоно из коллекции Александра Фельдмана. Иссики-сэнсэй – известный в Японии логодизайнер и очень образованный человек. Он был искренне удивлен тому, что увидел. Эта страничка истории японского искусства осталась неизвестной для самих японцев. И уж совершенным откровением стали работы мастеров, представлявших работы на всемирных выставках.

Иссики-сэнсэй сразу же подал идею выставки в Японии и публикации книги  на японском языке, предложив свою помощь в этом вопросе.  Присутствовавший на встрече музыкант сыграл импровизацию под впечатлением от «Японской мадонны» Удагава Кадзуо.

О мастерстве музыканта, конечно, стоит сказать отдельно. Он играет на гитаре и кото, выступает с концертами и мастер-классами по всему миру. Сам разработал укороченный вариант кото, с которым можно летать самолетом. После блестящей блиц-концертной программы он нас потряс изысканной каллиграфией, а в финале угостил великолепной импровизацией в стиле Кьоген .

Продолжение следует

Оставить комментарий

 

 
Copyright