Новости
News

Обо мне
About

Библиография Bibliography

Контакты
Contacts
     


















Японский вояж. Часть 3

30 Март 2011 3:22

Теперь прямо по курсу — Чиба, а затем снова – Токио.

Заключительный этап экспедиции приобретает четко-выраженный характер нэцкэ-тура. Первый (и главный) пункт в этом маршруте — Комада Рюши — резчик нэцкэ, экс-глава Международной ассоциации нэцкэ. Именно с его именем связывается разработка женских образов в нэцкэ, с его имени начинается  формирование украинской коллекции современной резьбы.
30.03.  Komada-Familie

На станции нас встречала вся дружная семья Комада — сэнсэй, ока-сан и Макико.  Сэнсэй ведет машину и по ходу комментирует: «… вот храм, здесь во время землетрясения упали каменные тории… Хорошо, что рядом никого не было – никто не пострадал».

Мы проезжаем мимо храма. Лежащие ворота впечатляют, но больше нигде в городе разрухи и не видно. О землетрясении семья рассказывает  просто и сдержанно.

Считают, что им повезло – все успели вернуться домой. А дома уже друг другу помогали… То коллекция фотоаппаратов съезжает на пол, то огромный телевизор нужно держать… Но все обошлось. Правда, говорит сэнсэй, теперь стали чувствовать даже слабые толчки, которые еще очень далеко…

Однако, все это не помешало творческой работе. Для украинской коллекции сэнсэй приготовил нэцкэ из бивня мамонта – «Странствующая актриса, или Аллегория искусства»…

Это крохотная фигурка, привлекающая внимание и динамичным построением, и утонченной моделировкой формы.  Я специально выбрал для украинской коллекции эту модель, она знаковая в моем творчестве…

Так, к слову сэнсэй вспомни, как раньше не понимал резчика, указывавшего свой возраст на нэцкэ. Теперь, говорит он, понимаю. Иногда и самому хочется. Вот сделал эту миниатюрную модель и вдруг подумал, что я рад сказать, что и в свои … я могу это вырезать…
Интересные моменты он объяснил о «лице нэцкэ». Всегда, когда возможно, он располагает подпись таким образом, чтобы она служила подсказкой, где находится «точка смотрения».

Вторая фигурка пока в работе. Это будет модель по мотивам Исэ-моногатари – классики из классик.

На первый взгляд кажется, что это проще – объем крупнее, легче резать. Но здесь в одном объеме – 2 человеческие фигуры, тоже я бы сказала, очень квалификационная вещь.

Нэцкэ еще в работе, пока  даже тела персонажей неполностью извлечены, но в ней уже есть очарование настоящей скульптуры…

Играет светотень…Следы резца рассыпаются мелкой рябью, и,  уничтожая жесткость контура, образуют ощущение сфумато.

Интересно, а если оставить в таком незавершенном виде – можно же и поспорить за лавры скульптора…

В наши беседы об искусстве несуетливо вписался обед, приготовленный ока-сан.  Наверное, сказать обед – это как-то явно недосказать – это была скорее прекраснейшая поэма об унаги, состоящая из шашлычка (сердце и печень унаги), из него же суп и завершающий аккорд – горка унаги, запеченная на рисе…  И все это фантастически прекрасно сервировано заботливыми  руками ока-сан.

Продолжая беседу о нэцкэ,  сэнсэй поделился планами. Учитывая сложности со слоновой костью, он считает важным развивать резьбу на других видах кости. Помимо бивня мамонта, стоит поработать с оленьим рогом – это перспективно, поскольку в Японии нет недостатка в этом материале.

С сэнсэем можно говорить бесконечно – он человек огромной эрудиции и любящий размышление. Но нужно было готовиться к поездке в Хида-Такаяма, куда мы отправляемся по совету и благодаря его и Макико-сан  доброй помощи

Оставить комментарий

 

 
Copyright