Новости
News

Обо мне
About

Библиография Bibliography

Контакты
Contacts
     


















Японский вояж. Часть 4.

2 Апрель 2011 21:25

По рекомендации Комада-сэнсэй отправляюсь в Хида-Такаяма. По пути  — беглый взгляд на Нагою. Хотелось бы задержаться, масштаб коллекций здесь впечатляющий.

Впрочем, и город — богатый, амбициозный, энергичный…
Затем — автобус.  Многодневные кроссы дают знать о себе, погружаюсь в сон…

Открываю глаза — настоящие Альпы! Горы, снег…

Такаяма оказался маленьким тихим городком с невероятной концентрацией мастерских, старинных домов, онсэнов, гречневой лапши, кукол и музеев… Обожаю старую архитектуру,  рациональные хозяйственные пространства и безмолвный диалог света и тени в одзашики. Быстрый марш-бросок в гостиницу, заброс чемоданов и скорее в город!

Такаяма — город особый. Здесь как-то медленно течет время, похоже на утреннее солнце, лениво выплывающее из-за горного массива… Или минуты какие-то безразмерные внутри — т.е. снаружи минута, а внутри — бесконечность, как иногда кажется бесконечной накручиваемая на хаси любимая здесь гречневая лапша…

Вот и старину здесь любят также неспешно, со вкусом… Все эти бесконечные антикварные лавочки с глубокой тишиной и полумраком, что кажется — слышно, так тихо дышат вещи…

Дома богатых эдосских купцов, превращенные их наследниками в музеи. Здесь время музеефицировано, но не спрятано под стекло.

Его можно осязать, уютно расположившись на циновке, грея пальцы о керамическую чашку с горячим грибным чаем и созерцая игру контрастов: оранжевые огоньки на чугунке и прохладно-голубые тени на ослепительно-белом сугробе, выросшем прямо напротив… Такой вот посланец небес, улегшийся в доме, как кот на постилке…

Или та фантастическая комната с танцующими тенями на соломенной шторе и циновках, и будто такой же тенью легшая на свиток каллиграфия…

Здесь не экономят времени на еде, красоте вещей и красоте человеческих отношений. Уж если «аригато годзаэмас» — то хозяин лавочки или галерейки, где и был-то минут 5-10 — то с провожанием на улицу и глубокими поклонами, пока не скроешься из виду.

В Хида почему-то хина-мацури позже, чем во всей Японии. Сейчас по всему городу в витринах куклы, везде выставки старых хина… Завтра (т.е. уже сегодня) начнутся церемонии прощания с куклами.
И, конечно, хина… Они здесь разные — в зависимости от профессии. У купцов — классические дайри-сама, у резчиков — из дерева, в доме ткачей видела кукол из старых кимоно…В храме, где будет проводиться обряд прощания с куклами — условные «пупсы» из ткани…

Начнется праздник «парадом живых хина»: избранные девушки Такаяма в костюмах Эдо пойдут торжественной процессией. А накануне самые маленькие из «живых хина» уже высматривают приготовления к празднику…

В местном «Пирогово»  —  разные типы крестьянских домов. В домах ткачей насмотришь деревянных резных алтарей местного производства —  понятно, откуда мастерство… Традиция, однако.

И еще кадр: дом ткачей, но какая культурная, с большими запросами жила семья, если тратили деньги на такие удовольствия как театр, посещение дорогих знаменитых онсэнов и парикмахерской, где цирюльник с именем))) Все балки и столбы обклеены этикеточками —  немыми свидетельствами несказанного благополучия…

Конечно, о резчиках надо бы сказать больше. но не хочется сумбурить —  слишком серьезный пласт. Среди «узелочков» для памяти отмечу лишь, что Сукэнага здесь не просто почитается как «первопредок» школы, ее расцвета и заслуженных страниц в истории искусства… И дело, конечно, не в повторении его моделей или техники резьбы в один прием…

Встретилась с 6-м поколением школы Сукэнага-Сукэтада — Сукэтомо. У него своя галерея в историческом центре города. Он показал кое-что из личной коллекции.

Интересный ряд: одна модель в исполнении 3-х поколений резчиков, но есть и «соседское» (лягушка на дзори в представлении не нуждается).

А еще здесь любят деревянные инро. Леса много, поэтому все, что возможно и невозможно — из дерева. И с каким удовольствием хидасские резчики и члены общества резьбы по дереву рассказывают, как они на Мацури одевают камишимо и ревниво поглядывают, у кого что за поясом…

Живы принципы Сукэнага —  как в сознании резчиков, так и ценителей резьбы. Надо видеть, как они любуются оттенками дерева, со временем набирающего полноту цвета и тона, полилогом резца, пластики и текстуры… Здесь одинаково отзывчивы ко всем жанрам, видам, формам, сюжетам… Важен дух дерева, чуткость резца, выводящего его на поверхность… Это чувство трудно привить в бетонных зарослях мегаполиса. Только тут, среди гор и лесов, старой деревянной застройки с ее вкусом к неполированным, но «запальцованным» поверхностям может сохраняться культура резьбы по дереву.

Оставить комментарий

 

 
Copyright